Если через стену не пройти… Как ПЕРЕСТАТЬ быть ЖЕРТВОЙ?

Если через стену не пройти… Как ПЕРЕСТАТЬ быть ЖЕРТВОЙ?

Если через стену не пройти…
Как ПЕРЕСТАТЬ быть ЖЕРТВОЙ? (История из моей жизни):

Если вы не падали в змеиную яму, на вашу шею не накидывали удавку, и вы не прощались со своим ребенком навсегда, то вам сложно понять меня умом. Но сердцем – точно получится…
Первые тренинги я проходила до обиды одинаково: как дыхание, так сворачиваюсь калачиком и тихо плачу. Чувствую бессилие и одиночество. И стену. Большую толстую стену, которую не сдвинуть. И я от этого устала. Это до боли напоминало мою жизнь – 18 лет, работаю сутками, в перерывах между работой учусь, не высыпаюсь, денег нет, куда ни сунусь – дверь перед носом захлопывается. Словно везде опаздываю… Только что здесь народ тусил, проходил бесплатно, как я – так заплати (а нечем) или иди своей дорогой (а некуда).

Приехал именитый ребёфер Дэн Бруле, я среди 50 участников, смотрю глазами, полными надежды, и норовлю с личным вопросом подскочить (хоть через переводчика, но всё-таки)… «Как мне пройти сквозь стену?» Тренер был продвинутый, сразу просек, о какой я стене. «А ты не лежи, скажи ей СПАСИБО, и ползи вдоль стены». Я удивилась: «Куда?» А он улыбается: «В твоем случае – без разницы. Лишь бы начать движение».

И я сделала, как сказал Учитель. До сих пор благодарю и кланяюсь: учителям – за дельные советы, себе – за способность их выполнить без Эго-надстройки. Дышу, раздуваюсь. Даже не поняла, как опять свернулась. Снова у стены. Но совет помню, распрямляюсь и делаю усилие, чтобы поползти. И тут меня накрывает! Я услышала истошный крик, но только через несколько секунд поняла, что кричу я. И хорошо, что не стеснялась (по мнению некоторых участников, надо было себя контролировать). Ерунда! Тренер сказал: будьте в процессе, двигайтесь, звучите, кричите – и дышите. А все, кому нужны приличия – в зал для приличных, у нас тут дышащие.

Сделала еще пару движений плечами – и провалилась. Открываю глаза – пустыня. И только сухое дерево передо мной. На дереве – ленточки трепещутся. Правда, цвет у них выцветший. И в руках у меня такая же ленточка. Соображаю, что повязать хочу. И ничего у меня нет, кроме этой полоски ткани… Ни дома, ни вещей, я сама – вещь. Звук хлыста за спиной. Это хозяин. Он злится, что я здесь и чего-то хочу. Я не имею права хотеть, я – вещь. Я должна делать, что мне говорят. И всё. Я поворачиваюсь к нему. Он спускается с лошади и идет к дереву. Делает из своего хлыста петлю и зовет меня. Я все понимаю, но мне не страшно. Моя голова – в петле. Я последний раз вижу пустыню. Смотрю на дерево – и так тяжело принять, что ни одно желание не сбудется…

Я слышу над ухом что-то по-английски… «Дыши, дыши, — вторит голосу переводчик». И я проваливаюсь дальше. Холодные мокрые стены. Шершавые. На мне помятое грязное платье из дорогого материала, бархат, что ли? Узкое окошко под потолком. И детская кроватка. А, у меня есть дочь, я недавно родила. Здесь? Вроде нет. Но это не важно. Сегодня меня казнят. Я не понимаю, за что, вижу свои длинные волнистые рыжие волосы: неужто они решили, что я ведьма? Бред…

Я стою у стены и прошу прощения – без перерыва. Я не могу подойти к кроватке – это выше моих сил. А они мне понадобятся. Я ничего не могу доказать – меня не будут слушать. И главное, я никогда не увижу, как растет моя дочь. И я плачу… Отсюда только один выход. Я шлю к детской кроватке всю любовь моего сердца и выхожу из камеры. …Уродливые лица, кричащая толпа и палач. Я вижу только капюшон, но почему-то этот человек кажется мне спасителем. Здесь невозможно жить. И ничего нельзя изменить. Я устала пытаться по-своему. Поскорей бы уйти… Он смотрит мне в глаза – я вижу милосердное лицо смерти. Что-то острое входит мне под ребро и я больше не чувствую жара и запаха дыма…

Я снова слышу свой крик – он другой, но тоже не для слабонервных. «Дыши, дыши, дыши». Я дышу и снова падаю в какую-то яму. И кто-то сверху смеётся, а у меня связаны руки и ноги. У меня мужское тело, мне около 20-ти, и я точно знаю, что выхода нет. Сверху летят комья земли. Лопаты работают быстро. И уже не подняться, не дернуться – как глупо умирать, когда вся жизнь впереди. Но выхода нет. Меня придавливает земля, а внутри всё кричит от бессилия…

…Это был процесс-испытание, но меня вёл Мастер. Он не боялся, он был рядом, и если отходил, то возвращался каждый раз вовремя. Ещё пару раз меня убивали: змеиная яма в Индии, где я корчилась в агонии от укусов; какой-то дом, где я ребенком умерла от голода, потому что обо мне забыли…

Был даже фрагмент из Великой Отечественной: мне 17, страшно и очень не хочется в бой. Винтовки нет, только нож, но комиссар сказал, что будет стрелять, если мы не пойдем в атаку. Нет выхода – надо бежать вперед. Я бегу, но даже в этом движении полное бессилие. Что-то горячее обжигает тело, и я падаю. Ну, хорошо, хоть не свой подстрелил…

…Уже потом мне объяснили, что я проигрывала негативный сценарий из 2 #БПМ по Грофу – «#жертва обстоятельств». Но тогда я дышала, иногда кричала и падала в очередной сюжет моего подсознания. Хотелось бы радостно сообщить, что моя «жертва» была отработана на том тренинге. Нет, но это была великолепная операция! Окончательно я интегрировала эту тему только через год.

…Милый процесс, не предвещавший крутых переживаний. Техника до того проста, что моё #эго расслабилось. И меня снова унесло… Я в пещере. Мне – лет 80. Или я просто чувствую себя на этот возраст. Я дряхлый старик, у которого жизнь осталась только в глазах – именно там я её и чувствую. Я сижу перед книгой – большой и тяжелой. Горит маленькая оплывшая свечка. Я здесь много лет. И это не страшно. Я не рвусь, не плачу, не стремлюсь выбраться. И при этом есть силы жить.  Я больше не трачу их на сопротивление. Стену не сдвинуть. Но с этой реальностью я больше не спорю. И продолжаю жить. Даже здесь… Уже выплаканы все слезы, и на место отчаяния и злости пришел мир.

Только через несколько лет я прочла, что в некоторых племенах Южной Америки эти слезы называются «слезами мира». Это когда человек больше не тратит силы на сопротивление неизбежному, а обращает их с внешнего – на внутреннее. Борьба уходит, приходит мир.

…Я слышу шорох, едва поднимаю старческую голову и знаю, что пришла Смерть. Она удивительно красива. Она удивительно вовремя. Я восхищаюсь и улыбаюсь ей. И дверь, наконец, открывается… и за ней – только звезды… Я лечу по тоннелю с безумной скоростью и вылетаю где-то на проспекте, навстречу трамваю…

Величайший урок, который мне хотел преподать Дэн Бруле, завершился переживанием смирения. Я примерилась со своим бессилием и перестала тратить силы на несдвигаемое. Наталкиваясь на преграду, я пробовала её на прочность, и, если она не поддавалась, я шла дальше. Куда? Какая разница? Главное – движение, к открытию какой-нибудь дыры обязательно поспею 🙂 Ушла злость по поводу ожидания – всё вовремя. И если это время не наступает, значит, пора внутрь – за знанием и силами. Как наберу – придет #трансформация, случится #Смерть старого, наступит новая #Жизнь.

Жертва – борется со стеной, злится и погружается в бессилие. Когда этот сценарий отыгран, стена —  как указатель «подождать» или «сменить маршрут», но движение продолжается — внутрь себя, за собой новым. И оно происходит в мире – с усилием, но без напряжения.

P.S. Описанный процесс в посте можно пройти здесь http://rozdenie.kachanova.com/?ch=blog

Добавить комментарий